Города должны быть не только красивыми, но и умными!

  дата обновления: Сентябрь 6, 2019 9:41 дп      опубликовал:      поделись мнением
Города должны быть не только красивыми, но и умными!

Вопрос, сколько человек сможет прожить без еды, без воды и без воздуха, безнадёжно устарел. Человека современного волнуют в основном две проблемы: «есть ли Wi-Fi» и «можно ли где-то подзарядить аккумулятор». Если нет, то разве ж это жизнь?.. Людей, которые умудрялись как-то существовать до появления интернета, наверное, скоро будут приглашать в школы — поделиться воспоминаниями об этом невероятном времени, не слишком далёком от каменного века. Но есть люди, которые за техническим прогрессом наблюдают, как болельщики за футбольным матчем — получают удовольствие, радуются или грустят, аплодируют или свистят… А есть те, кто всегда был «на поле» — помогая технологиям развиваться, делая их доступными для миллионов людей. Знакомьтесь: компания «АртЭКС». Наш собеседник — её директор Андрей Рягин.

«В ЧИСЛЕ ПЕРВЫХ…»

— Давайте начнём с истории, благо она у вашей компании всё-таки не очень древняя, а значит есть возможность назвать и год основания, а не «первого упоминания», и какие-то основные «исторические вехи»…

— Наша компания существует с 1993 года. С самого начала мы занимались разработкой заказного программного обеспечения для крупных телекоммуникационных и коммерческих компаний. Продукты компании по автоматизации операционной, технической и строительной деятельностям внедрены и эксплуатируются в крупнейших телекоммуникационных компаниях России. В то же время выстраивали бизнес, связанный с оказанием телекоммуникационных услуг. «АртЭКС» — небольшой оператор, но в своё время мы были в числе первых компаний, оказывающих услуги через сеть беспроводных станций. В Московской области мы их построили порядка двухсот. Беспроводные сети строились на базе скоростного и высокозащищенного протокола, аналогичного Wi-Fi. Это была наша собственная оригинальная разработка, которую мы внедрили и благополучно ею пользовались.
Накопив разработки в линейке радиооборудования, адаптировали их к современным требованиям по качеству и скорости передачи данных и получили возможность быстро развертывать беспроводные сети для выполнения этих задач в технологических системах в тех случаях, когда доступных сетей широкополосного доступа нет, а характеристики сотовых сетей не позволяют передавать значительные объемы информации. Сейчас о нас уже правильнее говорить, как о группе компаний, и ряд выполняемых нами задач практически не связан с основной деятельностью. Но все они концентрируются вокруг телекоммуникационных систем. Например, мы занимаемся строительством сетей связи, в том числе и для крупных российских операторов.
У нас работают преимущественно инженеры и программисты, способные находить решения очень сложных технологических задач. Есть у нас и собственная инженерная лаборатория, в которой мы
производим единичные экземпляры оборудования для собственных нужд и опытные образцы для серийного производства.

ТРИ «КИТА», НА КОТОРЫХ СТОИТ «УМНЫЙ ГОРОД»

— Сфера, в которой вы работаете, развивается так быстро, что даже пользователи не успевают за ней следить. А вам надо постоянно быть, что называется, «в тренде». О трендах и поговорим…

— Ещё в 2013 году, понимая, что рынок мировой движется в направлении того, что называется IoT и IIoT, — то есть «интернет вещей» и «индустриальный интернет вещей» — и учитывая, что у нас есть 20-летний опыт разработок не только прикладного программного обеспечения для крупных компаний, но и операционных систем, мы решили, что обладаем достаточным багажом знаний для того, чтобы приступить к разработке универсальной программно-аппаратной платформы, на базе которой можно будет автоматизировать любые технологические процессы.
Разве что за исключением процессов, где время реакции системы исчисляется менее чем одной микросекундой. Основная идея такой платформы — это наличие в её составе всех необходимых компонент для быстрого формирования различного рода инженерных решений по автоматизации
технологических процессов. При проектировании её архитектуры мы знакомились с основными мировыми трендами в развитии отраслей IoT и IIoT, исследовали стандарты и протоколы и старались создать такую архитектуру, которая позволит платформе долгие годы существовать на рынке и быстро адаптироваться под меняющиеся требования.
А в прошлом 2018 году мы анонсировали продукт под рабочим названием «Муниципальная цифровая платформа», включающий в себя весь накопленный опыт разработок и внедрения, позволяющий быстро создавать информационноуправляющие городские системы.
В состав этого продукта входят три платформы. Первая необходима для автоматизации технологических процессов: таких, например, как управление освещением, дорожным движением, тепловыми сетями, водоснабжением — то есть всем, что связано с датчиками, с их управлением и контролем состояния. Эта платформа называется eOctopus, она появилась на свет в 2014 году.
Вторая платформа — «Кэррот» предназначена для автоматизации либо бизнеспроцессов предприятия, либо — если мы говорим не о бизнесе, а о городе — процессов организационно управленческих, тех, которыми руководит администрация.

— То есть город можно сравнить с предприятием, у которого разные «цеха» — сферы, которыми он управляет?

— Да, именно так. Там есть и технологическая часть, и организационно-управленческая. С помощью этих двух наших платформ мы рассчитываем закрыть эти задачи управления городским хозяйством.
И третья платформа обеспечивает информационную безопасность на той инфраструктуре, которую мы для города создаём: это и телекоммуникационная, и программная инфраструктура. Она занимается мониторингом интернет-трафика, выхватыванием из этого трафика сообщений и сигнализирует о том, что происходят какие-то «инциденты»: утечка информации, атаки извне, взлом оборудования…
Это разработка — совместная с нашим партнером, с которым мы уже лет 20 работаем рядом, но продукты у нас были разрозненные, а теперь мы объединили их в одну платформу и представляем как единый продукт. На базе этих трёх платформ мы и планируем строить «умный» город.

С «УМНЫМ» ГОРОДОМ И РЕГИОН — БЕЗОПАСНЫЙ!

— Немного подробнее о безопасности. Что нужно защищать предприятиям — понятно: коммерческие тайны, уникальные технологии… А что угрожает городу, и как его можно защитить?

— В большей степени мы говорим о безопасности информационной. Общественный порядок, антитеррор — это, конечно, тоже элементы «Умного города», участвовали мы и в нескольких проектах по организации городских систем видеонаблюдения, в том числе по проектам «Безопасный регион». Мы выигрываем тендеры, умеем эти системы строить, умеем их обслуживать.
Если же говорить про информационную безопасность, то здесь наибольшие риски связаны с тем, что все внедряемые информационные программные продукты будут строиться на телекоммуникационной инфраструктуре: это либо сети сотовых операторов, либо локальные радиосети с использованием современных технологий, либо проводные сети. И везде будут, скажем так, «бегать данные»…
Наибольшая опасность, по моему мнению, — это потеря или искажение этих данных, потому что на основании них потом принимаются решения. Если данные, получаемые с каких-то устройств, будут
недостоверными, то возникнет вероятность принятия неверных решений. Особенно это критично для технологических систем. То есть для объектов так называемой «критической инфраструктуры» города, его систем жизнеобеспечения.
Второе — это либо взлом, либо «закладки» на том оборудовании, которое используется. В основном всё, что ставили в городе, — и на инженерных сетях, и на телекоммуникационных, и на системах оповещения, и на управлении лифтами — это оборудование разных производителей. Оборудование абсолютно разноплановое, и какие угрозы мы можем получить с его стороны, мы пока не знаем.
Но, учитывая тренд, что в единую информационную систему должно быть подключено любое устройство, которое имеет какие-то интерфейсы и умеет передавать данные, нужно быть готовыми к тому, что в какой-то момент одно из этих устройств может начать «чудить». Или «благодаря» «закладкам», заложенным разработчиками, или из-за неправильной архитектуры устройств — программного обеспечения или аппаратной начинки. Чтобы не нарушать информационный процесс, такие моменты надо отсекать. Иначе вместо «умного города» мы получим «цифровой Вавилон», полный коллапс.
К искажению данных и взломам можно добавить ещё и утечку информации. Если на крупных предприятиях или в структурах управления отраслями для защиты от такой утечки созданы целые отделы, то на уровне муниципалитетов, боюсь, сегодня практически никто не занимается даже
анализом того, как и сколько информации конфиденциальной становится общедоступной. А ведь эта информация может являться для управления городом критически важной. Много данных находится в открытом доступе. В том числе и данные, которые относят к защите от чрезвычайных ситуаций, к работе технологических систем. Эти данные не должны быть доступны обычным пользователям. А у нас с помощью флэшек и пересылки писем всё это легко можно передать.

— Система может быть очень умной, и пользуется ей вовсе не злоумышленник, но… Мало ли людей, для которых компьютер — это просто «печатная машинка», если не «игровая приставка»…

— Да, действительно у пользователей ПК, как правило, специализация узкая — в рамках штатных должностных обязанностей. И компьютер они действительно используют либо как печатную машинку, либо в рамках служебных программ.
Они редко могут понять, что компьютер взломан, что он потенциально опасен.
Впрочем, скорее всего, им это и не нужно: вопрос должен решаться либо за счёт квалифицированных кадров в области безопасности (это сейчас практически не делается по причине либо ограниченных ставок, либо ограниченного бюджета), либо как раз за счет таких интеллектуальных систем. Когда сигналов от этой системы нет, никто даже не догадывается, что она мониторит работу всего парка персональной компьютерной техники, всей локальной сети, всех сотрудников, всего оборудования. Когда система замечает отклонения от нормальной работы-либо повышенный трафик, либо какие-то неправильные запросы — она анализирует, что происходит, и сигнализирует квалифицированному специалисту, который уже и принимает решение: либо это взлом, либо это потеря данных, либо вредитель — владелец того ПК, с которого и поступают эти сигналы.
Поэтому перекладывать вопросы безопасности на сторону пользователя можно только по регламенту, описанием какихто процедур: «не втыкать флешку», «не вставлять диски». Но обучить каждого рядового сотрудника правильной работе с данными или защите этих данных — практически нереально. Делать это надо на уровне интеллектуальных систем, которые будут на превентивном уровне или постфактум решать или разбирать эти инциденты.

— То есть «если что-то кое-где у нас порой…», то эта система будет подсказывать?

— Да, но подсказывать — профильным специалистам по безопасности. Пользователям подсказывать бесполезно, потому что всё равно они будут исправлять ситуацию или через системного администратора, или через того же специалиста.
В правильных системах они и не должны сами принимать решения.

«ЧТОБ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ»

— Вспоминается, как в старом фильме-сказке «Варвара-краса, длинная коса» царь вдруг решил посмотреть-пересчитать всё, чем он владеет. Как бы, сейчас думаю, пригодилась ему программа, скажем, «Умное царство», которая позволяла бы не только знать, что у него есть, но и разумно всё это использовать. Ведь насколько я понимаю, все эти технологии придуманы не только для учёта и контроля….

— Да, именно так. В принципе, с этого мы и начинаем все наши презентации в муниципалитетах или у заказчиков. Мы говорим о том, что сначала необходимо создать полную цифровую модель города, провести аудит всех технологических процессов, всего имущества, которым город владеет: это и сети, и земельные участки, и жилое имущество, и рекламные конструкции, и коммуникации… Добавим к этому инструментальные данные, которые мы снимаем в городе со всего, что только можно: начиная с приборов учёта и контроллеров на светофорах и заканчивая датчиками парковки и системами экологического мониторинга. Благодаря сбору всей этой информации, на её основе мы с помощью различных настроек, позволяющих анализировать эти большие объемы данных, можем делать какие-то выводы, принимать правильные решения.

— То есть если мы возьмём, к примеру, парковки, система может не просто зафиксировать, сколько на них занятых или свободных мест, а подсказать, в каком микрорайоне их надо сделать больше, а в каком их и без того много?

— Абсолютно верно. Вы затронули тему правильной работы с данными. То есть — пока данных нет, и анализировать нечего, нет оснований принимать какие-то решения. Когда же мы получаем данные от какой-либо системы, мы начинаем смотреть на них в разных разрезах, раскладывать их по полочкам и понимать, где и что нужно корректировать. И корректировать, и задавать какое-то направление развития, в том числе и стратегического. Процесс работы с информационными данными затрагивает все области. Благодаря датчикам на теплосетях можно выявлять потери, увеличивать доходность предприятия, которое поставляет энергоресурсы, а значит — теоретически — можно и тарифы снижать!..

— Ну уж это-то точно фантастика… Боюсь, на такое не способна никакая умная программа…

— Да, возможно, у нас такого действительно никогда не будет, но есть уже примеры, когда работа с данными приводила к поразительным результатам. В небольшом муниципалитете, например, нами была внедрена система управления наружным освещением — установили шкафы управления на подстанциях. С любого устройства, подключенного к сети интернет, можно посмотреть информацию и управлять. То есть установки какого-то дополнительного программного обеспечения не требуется: заходите в браузер, на страничку, и вам открывается элемент управления этим шкафом либо данные по системе в целом. После установки этой системы три месяца не платили за электричество! Всем городом! Почему? — Потому что пока приборы учета не стояли, с электросетями они рассчитывались по нормативу, а когда подсчитали фактическое потребление, выяснилось, что накопили… И город действительно три месяца не платил за свет. Это подтверждённый факт. Глава этого муниципалитета был очень доволен… Вот он — прямой экономический эффект!..

«О, СКОЛЬКО НАМ ОТКРЫТИЙ ЧУДНЫХ ГОТОВИТ…»

— Получается, что, проанализировав «вал» информации из подключённых к системе источников, можно сделать немало открытий?

— Это происходит даже сейчас — на уровне аудита и первичной оценки. Директор управляющей компании поделился впечатлением: «Эта система открывает нам глаза на такие вещи, о которых мы даже не задумывались. Например: у нас отпуск воды на генерирующей водонасосной станции очень сильно отличается от водоотведения конечного, и мы начинаем задумываться: неужели у нас такие потери? 10–20 процентов! А может мы просто что-то где-то неправильно настроили или учитываем?»
Ещё пример. В одном из муниципалитетов три ЦТП (центральный тепловой пункт), каждый из которых работает на группу домов. Работают автономно, людского вмешательства не требуют, внутри — автоматика, снаружи — датчик: в зависимости от того, холодно на улице или жарко, автоматика изменяет температуру теплоносителя и делает в домах либо теплее, либо прохладнее. Все ЦТП работают независимо, каждый со своим температурным датчиком. Когда их подключили в единую систему и сравнили температурные графики, обнаружили разницу в 3–4 градуса… «Географией» это не объясняется — не настолько уж далеко они друг от друга расположены. Начали разбираться и поняли, что один из датчиков просто врет!
Он не калиброван! Никто и не думал, что температурный датчик — простейший механизм — может выдавать недостоверные данные! А ведь на него ориентируется работа всей системы на кластер домов.
Что такое 3–4 градуса? Кажется, пустяк.
Но после того как датчик поменяли, снизили подогрев воды, уменьшили нагрузку на выпуск теплоносителя на котельную и… просто погасили один из двух котлов!
Потому что его приходилось специально разжигать в отопительный сезон для того, чтобы добавить тепла, которого «не хватало». Когда же датчик поменяли, когда потребление снизилось, котел выключили, и отопительный сезон без проблем прожили на одном котле. Получив экономию и по газу, и по воде.
Пока это всё — отдельные истории, к тому же процесс находится ещё на стадии аудита. Когда же мы будем получать данные с устройств постоянно, всё будет выстроено в плановую политику. Это будет касаться и градостроения, и проведения в городе каких-то работ. Согласитесь: знакомая ситуация, когда прокладывают, например, новый кабель, ставят новые опоры, новые светильники, кладут асфальт, а потом другие службы начинают этот же асфальт резать и прокладывать, например, теплосеть или какие-то другие инженерные коммуникации. А всё почему?
Потому что не было у различных служб общего «информационного пространства», в котором они могли бы совмещать свои планы, грамотно выстраивать работу: когда за один проход по дорогам можно положить несколько коммуникаций и только потом уже закатывать асфальт. А не так, что с «разбегом» в два-три месяца сначала одни копают, потом другие…

— Так и до безработицы недалеко…

— Люди всегда найдут себе применение, будут переквалифицироваться на другой, более интеллектуальный труд, открывать новые ниши… Чаще в космос летать, например. Или заниматься текущими проблемами. Впрочем, думаю, что на уровне безработицы это не отразится…

ЛИЦОМ К ГОРОДУ

— Насколько предложение таких идей соответствует спросу на них? Что бывает чаще: вы их предлагаете или от вас таких разработок ждут и просят?

— До недавнего времени я считал, что мы и другие разработчики формируем этот рынок. Не скажу, что сильно на него влияем — в мировом масштабе или в российском, но этого рынка просто нет!.. И с 2014 года мы как раз и занимаемся его формированием, предложением.
И только сейчас, с конца 2018 года, к этому процессу подключилось государство — с запуском программы «Цифровая экономика», с запуском программы «Умный город». Наконец-то государство
стало смотреть в сторону моногородов, разрабатывать стратегию, закладывать бюджеты, формировать «дорожные карты». Надеюсь, что в ближайшие месяцы на продукты подобного плана появится колоссальный спрос, и мы сможем занять свою нишу. Пока же в основном — мы предлагали…

— А теперь: президент сказал «цифровизация», значит — «цифровизация»!

— Надо сказать, что ещё год назад цифровизацию все понимали немножко по-другому. Цифровизация была делом «федеральным»: организация систем, оценивающих социально экономическую напряженность, подсчитывавших рост ВВП, оценивавших экономическую привлекательность регионов… Плюс — улучшение работы МФЦ, электронных сервисов и т. д.
Что же касается уровня города, муниципалитета — работы с датчиками, работы «на земле», с устройствами, с приборами — на это программа не была нацелена. Но в конце 2018 — начале 2019 года ситуация стала меняться. Программа «Умный город» предусматривает работу именно «на земле», в муниципалитетах, с конкретными людьми, с территориями со всеми их особенностями, с датчиками, с приборами…

— Эта система будет просто подсказывать или она умеет реагировать и сама, в автоматическом режиме? Например, выключать фонари, когда рассвело, а не тогда, когда электрик выспался. Включать отопление, когда холодно, и выключать, когда потеплело. А то у меня много лет складывалось впечатление, что это температура на улице зависит от того, включили ли в домах отопление, а не наоборот… Поможет ли эта система избавиться от «человеческого фактора», от ручного труда?

— Конечно, поможет. Мало того: элементы этой автоматизации уже активно применяются на рынке — и в теплоснабжении, и в электроснабжении, и там, где она сейчас может работать автономно, независимо от человека, от принятия им решений, она уже работает. На основании показаний датчиков. Та же система наружного освещения может работать как от фотосенсора, измеряя уровень освещенности и включаясь в нужный момент, так и от заложенного в контроллер календарного графика. То есть методы управления разные, но ни в том, ни в другом случае присутствие человека не требуется.
Я уверен, что система управления — общая, та, которая внедряется на город, — она сможет управлять без участия человека в разумных, необходимых и достаточных пределах. Там же, где потребуется принятие какого-то субъективного решения человеком, он его и будет принимать.

«ВСЁ РАВНО ЕГО НЕ БРОШУ…»? — И НЕ НАДО!

— Для того чтобы эту систему внедрить, надо ли менять технику, компьютеры? Есть ли необходимость «подведения их к общему знаменателю» — конкретной фирме, конкретной модели?

— Нет, и в этом заключается ключевое преимущество нашей разработки: архитектура системы изначально выстраивалась таким образом, чтобы можно было интегрироваться и с различными программными продуктами, и с уже существующими информационными системами, и с тем оборудованием, которое на инженерных сетях уже установлено. Мы независимы от производителя: можем подключить как контроллер именитого бренда, так и температурный датчик неизвестного производителя. У нас огромная библиотека драйверов для каждого из устройств, мы её постоянно пополняем.
Основной аргумент, когда мы предлагаем внедрять нашу систему в том или ином муниципалитете, состоит в том, что никому ничего не нужно менять. Мы приходим как зонтичная система, встраиваемся аккуратно. Мы не просим заменить все приборы на приборы какого-то другого производителя. Мы умеем работать практически со всем российским и зарубежным оборудованием, которое нам встречалось на рынке. Если какого-то оборудования в нашем списке нет, мы в течение двух недель его интегрируем.
Мы стараемся работать даже со старым оборудованием, если, конечно, оно вообще может быть подключено к информационной системе и способно передавать данные. Ведь не секрет, что можно ещё встретить и аналоговой манометр… Есть, конечно, разные варианты оцифровки — с помощью видеокамеры, например, нанесения шкалы… Но мы этим не занимаемся, и в таких случаях всё-таки рекомендуем заменить их на более современные.
Но мы не настаиваем на последней модели устройства, что значительно снижает стоимость и сроки внедрения. Мы не тянем за собой какого-то вендора с желанием поменять весь парк приборов, устройств… То, что установлено, с тем мы и стараемся работать. Это наша изначальная политика. ВСЕМ ХОРОША!..

— Назовите, пожалуйста, скажем так, «топ-3» преимуществ вашей программы, о которых главы муниципалитетов ещё не догадываются, но которые могли бы существенно облегчить им жизнь и работу…

— Для меня «топ-1» — это снижения трудозатрат на «текучку». Отпадает необходимость проводить ежедневные утренние планерки, «летучки», совещания, получасовые, а то и часовые встречи… Перед руководителями всегда полная цифровая модель города, в том числе и цифровые модели процессов, которые в нём протекают. Он может эту информацию получить «за минуту». Пришел с утра, посмотрел: «здесь у меня всё хорошо, а вот там проблема. Почему там не двигается?» — звонок ответственному исполнителю… Не надо собирать всех замов, не надо проводить расширенное совещание, требовать докладов… Докладов, к которым этим людям непременно надо долго готовиться. Львиную долю времени у руководителя отнимает именно оперативная деятельность.
На реализацию стратегических планов не всегда хватает времени, потому что приходится постоянно заниматься текучкой. Текучки много, потому что стратегические планы реализуются частично. Замкнутый круг. Но из него можно вырваться.
Если дать главам инструменты, которые сэкономят время, у них появится больше возможностей заниматься делами более стратегическими, чем устранение недостатков, описанных в полутора тысячах жалоб на «Добродел»…
«Топ-2» — это когда, имея о городе все данные — непрерывно пополняемые, актуализированные, а не представляемые раз в месяц в виде справок, отчётов, экономического анализа и т. д. и т. п. — можно принимать правильные решения по развитию муниципалитета. Наш кейс на перевод муниципальных учреждений на автоматизированный сбор данных уже даёт результаты. Но далеко не все муниципалитеты сейчас этим инструментом пользуются.
Что касается «топ-3» — то это, наверное, то, о чём мы уже говорили, — экономия.

— А в каких сферах городской жизни, на ваш взгляд, «Умный город» принесёт наиболее ощутимые плоды для рядовых граждан?

— Ключевые — это повышение уровня жизни, доступность услуг, доступность и удобство транспортной инфраструктуры…
Основная цель для дома — сделать его настолько умным, чтобы даже тогда, когда вы будете открывать форточку, температура в помещении оставалось стабильной или — зависящей от вашего настроения…

— Тогда ей часто перестраиваться придётся…

— В этом и состоит её цель — чтобы вы не замечали, как она работает, и при этом чувствовали себя комфортно.

КТО ПЕРВЫЙ?

— С кем вы уже работаете? Где ваша система уже внедряется?

— Изначально мы работаем в городе Черноголовка, с компанией, которая обеспечивает город теплом. Там есть инициативные руководители, которые сначала помогали нам испытывать и внедрять эту систему на своих сетях, а теперь активно ею пользуются. Работаем с юридическими лицами, которые являются потребителями услуг: им важно знать, сколько и в каком объеме они потребляют, причем знать — моментально…

— Не по итогам пятилетки…

— Ни пятилетки, ни квартала, ни месяца… Именно на текущий момент. Для завода или института это очень актуально.
У них большие объёмы потребления, и можно их как-то корректировать, что называется, «в процессе».
Начинаем мы работать с одним из крупных муниципальных округов Московской области: представили своё видение «умного округа», провели ряд презентаций, планируем начинать внедрять базовые модули, провести для начала аудит этого округа, его технологических систем: что у них установлено на котельных, что — на системах освещения, какие приборы учета используются в домах и установлены ли они вообще. Всё это необходимо для того, чтобы сделать цифровую модель округа.
Одна из приоритетных задач, которую поставил перед нами глава, — внедрить систему управления муниципальными проектами, которые он, как глава, ведёт: это, например, строительство технопарка, капитальный ремонт и строительство медицинских учреждений, детских садов или транспортной инфраструктуры… И мы сейчас над этим модулем работаем. На базе своей платформы мы сконфигурировали этот продукт. Потому что платформа — это набор инструментов: DocFlow — документооборот, конструктор отчётов, подсистема сбора данных — это такие своего рода «движки», на базе которых мы систему и собрали.
Теперь он сможет в любой момент зайти, посмотреть и понять, на каком этапе каждый из этих проектов находится, где насколько исполнен бюджет, выдерживаются ли сроки, кто ответственный…
Если до этого все вопросы выяснялись на планерках «в ручном режиме», то теперь актуальную и достоверную информацию можно получить из единой информационной системы.

Источник: RBG — Russian Business Guide

   Размещено в категории:

  Написать комментарий

Разрешенные тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>